ФЕДЕРАЦИЯ БОКСА РОССИИ
ФЕДЕРАЦИЯ БОКСА РОССИИ
/ / / Александр Малетин: Если бы возрастной олимпийский ценз был увеличен в середине 2000-ых, я бы, наверное, боксировал до сих пор
Александр Малетин: Если бы возрастной олимпийский ценз был увеличен в середине 2000-ых, я бы, наверное, боксировал до сих пор
Александр Малетин: Если бы возрастной олимпийский ценз был увеличен в середине 2000-ых, я бы, наверное, боксировал до сих пор
#
17 Декабря 2013

Пьедестал

Чемпион мира 1997 года в весовой категории до 60 кг, бронзовый призер Олимпийских игр-2000 (до 60 кг), финалист чемпионата мира-2003 (до 64 кг), призер чемпионата мира-2001 (до 60 кг), трехкратный чемпион Европы (2000, 2002, 2004) в весовых категориях до 60 кг и до 64 кг, бронзовый призер Игр Доброй воли-1998 (до 60 кг), семикратный чемпион России (1996-1999, 2001-2003). АЛЕКСАНДР МАЛЕТИН очередной герой нашей рубрики «Пьедестал», в которой мы рассказываем о тех, кто приносил славу отечественному боксу, начиная с 1952 года, когда советские боксеры дебютировали на международном ринге и заканчивая нынешними временами.

[caption id="" align="aligncenter" width="450"] Александр Малетин с личным тренером Василием Вольфом[/caption]

Впервые я увидел Александра Малетина в январе 1997 года на олимпийской тренировочной базе в подмосковном Подольске. Помню, сидел тогда в номере у главного тренера сборной Николая Хромова, говорили о перспективах руководимой им команды в наступившем году, и в этот момент в комнату заглянул светловолосый парень, сказал Хромову, что вынужден уехать со сбора на некоторое время: серьезно болеет отец…

«Вот, кстати, один из тех, на кого мы рассчитываем и в этом году и в будущем:   Александр  Малетин , обратите на него внимание», – сказал  мне  Николай Дмитриевич, когда парень вышел из комнаты… Даже  если   бы   я  захотел проигнорировать этот совет Хромова, у  меня   бы  это точно не получилось,  поскольку  Малетин  сам заставил обратить на себя внимание, став в том же 1997 году чемпионом мира в весовой категории до 60 кг. Потом  было  золото на чемпионате Европы в Тампере, бронза на  Олимпийских  играх в Сиднее и еще много-много престижнейших подиумов, на которые поднимался этот скромный парень, прозванный журналистами за агрессивную манеру боксирования «русским танком».   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] 1990 г. Первенство города[/caption] Сегодня  Александр  Иванович  Малетин  – главный тренер боксерской сборной Ханты-Мансийского автономного округа. Второй год осваивается в этой должности.   На недавно завершившемся в Хабаровске чемпионате России команда ХМАО выиграла серебряную и бронзовую медали. Еще два представителя этой сборной финишировали на пятом месте.  Есть  в этом результате и  частица труда молодого тренера  Александра   Малетина , интервью с которым мы вам предлагаем. -  Александр , говорят, что вас в последнее время часто видят в зале бокса Нижневартовского государственного гуманитарного университета  работающим с «тенью», бьющим по «мешкам». Уж не решили ли продолжить боксерскую карьеру, учитывая, что  олимпийский   возрастной   ценз  недавно  увеличили  до 40 лет? - Нет, в этот зал, арендуемый у университета Центром спортивной подготовки сборных команд Югры,  я  вожу своего 12-летнего сына Сашу, который занимается боксом у заслуженного тренера России Сергея Владимировича Максимова. Пока идут занятия сам тоже не теряю время – тренируюсь  для себя, поддерживаю форму. У нас ведь сейчас своя команда подобралась, в которую, кроме  меня , входят президент Федерации бокса Тюменской области, двукратный чемпион мира Евгений Макаренко, призер первенства мира среди юниоров-1994, чемпионата России-2009 Максим Махинин и победительница юниорского первенства Европы-2011, бронзовый призер чемпионата России-2012 Ульяна Кошкарева. Проводим этим составом мастер-классы с ребятами в пионерских лагерях, на базе нашей МАОУДОД СДЮШОР – с теми, кто летом не поехал туда. Учим их, как правильно бить по «мешкам», по «лапам», как прыгать со скакалкой, другим премудростям боксерской науки.  Так что, хорошая физическая подготовка  мне  просто необходима. Да и в повседневной жизни она нужна. А что касается увеличения  возрастного   ценза  для участия в  Олимпийских  играх, случись это во второй половине  2000 - ых , когда  я  заканчивал спортивную карьеру, стопроцентно  бы  еще остался, и не исключаю, что «дожил»  бы  как действующий боксер и до  Игр-2012 в Лондоне. Тем более что в моей последней весовой категории до 64 кг сборная России сейчас испытывает относительные  проблемы: в Лондоне у нас вообще в этом весе никого не  было . А тогда, в 2007 году, проиграв в финале чемпионата страны в Якутске  Геннадию Ковалеву и лишившись права участвовать в чемпионате мира, где разыгрывались путевки на Олимпиаду-2008,  я  рассудил так:  олимпийский   возрастной   ценз  – 34 года, в Пекин не попадаю, в 2010-ом  мне   будет  35, и значит продолжать  боксировать  – нет никакого смысла.  Олимпийские  игры – главная цель любого амбициозного спортсмена, и когда она исчезает, можно, образно говоря, опускать занавес…   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] 2004. Кисловодск[/caption] - Значит, если сейчас  была   бы  возможность вернуться на «машине времени» в 2007 год, вы  бы  это, не раздумывания, сделали? -  Наверное , но при условии, повторюсь, что уже тогда  было   бы  известно, что  возрастной   олимпийский   ценз  составляет 40 лет. Желание выиграть  Олимпийские  игры все  бы  пересилило. Но по большому счету ничего  бы  в своей боксерской биографии менять не стал. В ней  было  все: и незабываемые минуты счастья и ситуации, когда  меня , образно говоря, держали за глотку, и нужно  было  переждать, перетерпеть…Опыт спортивный и жизненный за это время приобрел огромный! - Кстати насчет чемпионата России в Якутске напомню нашим читателям, что там при выявлении победителя финального боя  в весовой категории до 64 кг, несмотря на зафиксированный итоговый счет 37:21 в пользу Ковалева, не все оказалось так просто.  Была  даже экстренно собрана судейская коллегия, поскольку многим показалось, что на ринге явно доминировал  Малетин . Более того, главный тренер сборной России  Александр  Лебзяк заявил о том, что Ковалева следовало дисквалифицировать уже с конца второго раунда, когда он стал откровенно клинчевать, уклоняясь от активной борьбы… -  Я  слышал что-то об этом, но что сейчас об этом говорить, тем более что результат в итоге остался прежним?  «Утешился» тем, что на торжественной церемонии закрытия чемпионата  мне  вручили приз «За волю к победе»… - Вы провели на ринге 21 год – с 1986-го по 2007-ой. Можете сейчас определить момент в начале этого пути, когда вы сказали самому себе: «Все! Теперь  я  точно состоялся как боксер!»?   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] 2004. Чехов. Матчевая встреча накануне Олимпийских игр в Афинах[/caption] - Очень трудно это точно определить. Может  быть , после истории, которая случилось со  мной  в 1992 году?  Я  тогда выиграл юниорское первенство России в весовой категории до 51 кг и получил в этой связи право  боксировать  на мировом первенстве в Монреале. Но так туда и не попал. Сначала мы с моим личным тренером Василием Васильевичем Вольфом не поехали на первый тренировочный сбор в Нерюнгри, где тогдашний старший тренер юниорской сборной Геннадий Иванович Савин собирался провести еще один отборочный турнир с участием четырех сильнейших боксеров в каждом весе. Как говорил потом Вольф, у него  была  на этот счет договоренность с Савиным. Затем своей окружной командой вылетели в Сирию, где по приглашению федерации бокса этой страны в течение месяца помогали тамошней сборной готовиться к Арабским играм. По приезду в Москве нас встретил старший тренер ВФСО «Динамо» Леонид Дмитриевич Гончаров – сообщил, что билет в Монреаль на мое имя уже куплен, с визой тоже  будет  все нормально. Но на заключительном сборе, который начался через несколько дней в Петрозаводске, для  меня  сразу все пошло наперекосяк. Не знаю, что там произошло между моим тренером и Геннадием Ивановичем, но Савин, вдруг, объявил, что в Монреаль  я  полечу лишь в том случае, если во время спарринга «уроню» на пол своего основного конкурента Радика Аглямова из Набережных Челнов. Это  было  нереально, поскольку мы с Радиком  были   равны по классу и спарринг между нами, кстати, получился таким же… В этот же день  был  объявлен состав сборной, которой предстояло выступить на первенстве мира, и моей фамилии там не оказалось… Представляете, в каком состоянии  я , в то время 17-летний мальчишка, возвращался домой! Опустошенным – это,  наверное , самое мягкое слово.  Я  не понимал, в чем  была  моя вина и оттого обида  была  во сто крат сильнее. Но ничего – пережил, начав практически все сначала. Вот тогда,  наверное ,  я  и понял, что состоялся как боксер, что не брошу бокс даже после таких историй, а, напротив, докажу всем, в том числе и тренерам, что они своей непонятной для  меня  принципиальностью, допустили ошибку…     А в Монреаль, кстати, Аглямов тоже не попал, поскольку ему не успели подготовить выездные документы… - Вольф, действительно, говорил потом, что на следующий год они с Савиным пришли к общему знаменателю. И сам Василий Васильевич тоже признал, что погорячился, увезя вас раньше времени со сбора… - Да, это «согласие сторон» произошло на первенстве России в Тамбове, которое, к слову, тоже закончилось для  меня  печально. Уверен  до   сих   пор , что не проиграл там в полуфинале Аглямову. Василий Васильевич вообще сказал после того боя, что  я  выиграл  без вопросов, но судьи абсолютно неожиданно для нас решили иначе. Потом, в финале  они таким же образом убрали уже самого Аглямова,  и на первенство Европы, которое в тот год проходило  в Греции, в Салониках,  в этой весовой категории до 54 кг поехал Андрей Корнеев… - Задавая вопрос о том, когда по собственным ощущениям вы состоялись, как боксер,  я , честно говоря, думал, что назовете чемпионат мира 1997 года в Будапеште, где выиграли золотую медаль. Тогда даже многие специалисты назвали эту победу неожиданной, учитывая, что до нее самым большим вашим достижением на международном ринге  было  второе место на международном турнире «Кубок Балатона»-1992 в венгерском городе Сиофок… - Зато на российских соревнованиях  я  к тому времени уже кое-чего добился. В 1990 году выиграл первенство России по старшим юношам, в 91-ом стал третьим в категории до 51 кг на первенстве СССР в Волгограде, где мы участвовали отдельной командой Ханты-Мансийского автономного округа. В 1994 году в Санкт-Петербурге на первом в своей карьере «взрослом» чемпионате России стал бронзовым призером в весе до 57 кг, что, согласитесь, для дебюта совсем неплохо.  В следующем сезоне в Казани не получилось снова  добраться до пьедестала почета – проиграл во втором бою Рамазу Палиани. Но в  июле  96-го в Екатеринбурге разменял бронзу на золото, завоевав свой первый титул чемпиона России. В категории до 60 кг. Правда, справедливости ради, надо сказать, что в тех соревнованиях не участвовали первые номера сборной, которые готовились тогда к Играм в Атланте. А вот через год в Перми отстоял этот титул уже на самом что ни  есть  полноценном чемпионате страны. Выиграл в финале у Димки Павлюченкова и завоевал вместе со своей второй золотой медалью путевку на чемпионат мира… В том же 96-ом еще до чемпионата России выезжал в составе экспериментальной команды в Америку на две матчевые встречи с национальной сборной США, и хотя там оба своих боя, как написано в официальных протоколах, проиграл (в том числе будущему призеру Олимпиады в Атланте Террансу Каузену), сам так не считаю. Судейство в этих матчах  было , что называется, через пень колоду. Американские судьи что хотели, то и творили. В первом бою  я , правда, и сам чуть оплошал, позволил сопернику навязать  мне  свой бокс, А во втором, помню,  против Дэвида Джексона, узнав, что после первого раунда мое отставание в очках, благодаря усилиям «служителей Фемиды», уже не отыгрываемо, бросился с благословения тренеров «убивать» оппонента. Только в этом случае можно  было  на что-то надеяться. Треснул его по голове, когда он присел, прижавшись спиной к канатам, он и вывалился с ринга – всем телом рухнул на стоящий рядом судейский столик. Когда обратно влез, ему отсчитали нокдаун, тем не менее, знаете, каким оказался окончательный счет? 45:29 не в мою пользу. Это  было  даже не смешно! К слову, в этих матчах участвовали тогда еще мало кому известные Заб Джуда (до 63,5 кг), Антонио Тарвер (до 81 кг) и Флойд Мейвезер (до 57 кг). Джуда проиграл Олегу Сергееву, а Тарвер и Мейвезер, тот самый который сегодня имеет самый большой в истории бокса гонорар за один бой – 41,5 миллионов долларов, выиграли. Первый – у Игоря Дзагоева, а второй – за явным преимуществом у Вячеслава Смирнова… Что же касается победного для  меня  чемпионата мира в Будапеште, он дался  мне  на удивление легко. Перед его началом хорошо подсушился, поскольку  был  небольшой лишний вес. Форма вообще  была  близка к идеальной, что бывает не так часто. Провел там пять боев: 18:2 против филиппинца, 13:6 с болгарином, явное преимущество над немцем в четвертьфинале, 15:2 в полуфинале против южнокорейца и, наконец, победа в финале над чемпионом Азии-1995 монголом Туменцецегом Утуменом. Знаете, какое самое яркое воспоминание об этом чемпионате, если, конечно, не считать церемонию награждения с исполнением гимна России? Страшный сон в ночь перед финалом. Приснилось, что проиграл этот бой. Проснулся среди ночи в холодном поту. Но быстро пришел в себя: «Нет, это все фигня, это всего лишь сон и только от  меня  зависит, станет ли он вещим, а  я  этого ни за что не допущу!». С такими мыслями и поднялся на ринг… - Готовясь к этой нашей беседе,  я  нашел свою статью, опубликованную в газете «Советский спорт»  через три дня после вашей победы в Будапеште. Позволю себе процитировать выдержку из нее: « Успех Саши  Малетина  из Нижневартовска в весовой категории до 60 кг стал, пожалуй, самой неожиданной нашей победой в Будапеште. Впрочем, у личного тренера  Александра  Василия Вольфа  есть  на этот счет свое мнение: «Кто-то, может  быть , не планировал золотую медаль, а мы к этому стремились и добились своего», – спокойно парировал Василий Васильевич  мой провокационный вопрос, и  я  сразу вспомнил любопытные факты из тренерской жизни Вольфа, рассказанные  мне  нашим известным  специалистом бокса Борисом Николаевичем Грековым. В 1994 году на юниорском чемпионате мира в Турции ученика нижневартовского тренера Максима Махинина судьи  просто-напросто остановили в полуфинале. Через год на юниорском чемпионате Европы в Венгрии  жертвой судейского произвола (теперь уже в финале) стал другой подопечный Василия Васильевича – Иван Горюнов. И тогда Вольф в сердцах бросил фразу, что-то вроде того, что всех не перебьешь, поскольку у него  есть  еще много сильных учеников. И вот, пожалуйста: во весь голос заявил о себе студент Нижневартовского педагогического института Саша  Малетин . О силе его соперника в финале будапештского чемпионата говорит тот факт, что фонгол недавно выиграл престижный турнир на Кубе, что в любительском боксе принято считать проверкой высшей категории сложности…»  Я  потом с этим монголом встретился еще раз – в 1998 году на Играх Доброй воли в Нью-Йорке. Бои проходили на сцене знаменитого «Мэдисон Сквер Гардена». Раздевалки там  были  устроены так, что соперники выходили на ринг из одной кабины и потом расходились по разным углам. Мы с ним выходим,  и  я  вижу, он  глаза прячет – боится на  меня  смотреть. А в кабинке его тренер вообще закрывал ему лицо ладонью… Я  уже тогда понял, что психологически этот бой  выиграл – осталось  добить его технически. Так и получилось: во втором раунде  мне  удалось то, что не получилось в Будапеште, – свалить его с ног левым боковым ударом и закончить все досрочно… - Мы немного опередили события. Давайте вернемся в осень 97-го. Как вас встретили в родном Нижневартовске, куда вы вернулись из Будапешта в статусе первого чемпиона мира по боксу в истории Ханты-Мансийского автономного округа? На улицах стали узнавать? - Не сразу. Но когда в газетах стали появляться мои фотографии, а в выпусках новостей на окружном и городском телевидении – сюжеты обо  мне , когда  меня  начали приглашать  на различные телепередачи, стали узнавать. Не скажу, что это как-то по-особенному  тешило мое самолюбие –  я  человек скромный, такое внимание даже иногда тяготило, но все равно, в глубине души  было  приятнр

- А в материальном плане как дома оценили вашу победу?  Мне  подарили двухкомнатную квартиру (до этого жил с родителями) и «Жигули» 99-ой модели, ставшими первым автомобилем в моей жизни. Кроме того, губернатор Ханты-Мансийского автономного округа выплатил денежную премию. В общем, все  было  нормально!

- Вернемся на ринг. Игры Доброй воли в Нью-Йорке, где вы завоевали бронзовую медаль, проиграв в полуфинале кубинцу Марио Кинделану,  прошли в июле-августе 98-го, но в том сезоне сначала  был  чемпионат Европы, который прошел в мае в Минске. Как сложился он для вас? -  Я  туда приехал в ранге действующего чемпиона мира и это, естественно, определило мой принципиальный настрой только на победу. Все, естественно, от  меня  ее ждали, и  я  сам  был  очень уверен в своих силах. Но уже в стартовом бою против  румына Георге Лунгу  случилось непредвиденное.  В третьем раунде (тогда  было  пять раундов по две минуты) при счете 2:0 в мою пользу соперник пошел в атаку с низко опущенной головой и рассек  мне  бровь, после чего бой  был  остановлен врачом, и для  меня  мой первый в карьере чемпионат Европы закончился, по  сути , не начавшись. Потом после  боя все говорили, что Лунгу нарушил правила, он и сам это признал, официально извинившись. Но  что толку?  Дисквалифицировать его не  было  никакого смысла, потому что  я  все равно не мог продолжать выступление… Очень обидно, конечно,  было , хотя к тому времени уже научился держать свои эмоции в узде и быстро забывать неудачи, не зацикливаться на них. Но при этом не забывать извлекать из них уроки. Именно это позволило  мне  через два года на чемпионате Европы в финском Тампере взять у Лунгу убедительный реванш со счетом 12:7, несмотря на это, что он к этому времени успел стать финалистом чемпионата мира-99, заметно вырасти в физическом и техническом плане.  Памятую о склонности румына «бодаться»,  я  впервые в карьере провел тот бой в несвойственной  мне  манере,  боксируя  на дистанции  «вторым номером», на дистанции. Такой  была  и установка Вольфа – повторения минской истории нам  бы  никто не простил…   Это  был  четвертьфинальный поединок. Первый  я  выиграл досрочно у греческого боксера, заставив его секундантов выбросить белое полотенце во втором раунде. В полуфинале победил с перевесом в пять очков Селима Палиани, выступавшего тогда также, как и его родной брат Рамаз Палиани, за Турцию. А в финале в очень трудном поединке обыграл со счетом 6:4 хорвата Филипа Палича. -  Я  помню, как мы в Тампере беседовали с вами сразу после церемонии награждения и Вы, улыбаясь, попросили  меня  не писать о том, что в финале пропустили от хорвата чувствительный удар по темечку: зачем, мол, ведь все равно выиграл… - Да, помню тот мощный удар, который Паличу удался в первом раунде.  Я  даже не понял, откуда он «прилетел». Казалось, вот он, соперник, здесь – рядом. И вдруг сверху, как кувалдой по темечку…Такого у  меня  до этого никогда не  было , даже «звездочки» на несколько секунд увидел, но, к счастью, к концу этого же раунда уже забыл об этом эпизоде. Ну и в долгу тоже не остался. Еще до боя, просматривая видеозаписи предыдущих поединков с участием Палича, заметил, что он высоко держит руки, прикрывая только голову, и решил этим воспользоваться. Два сильных болевых удара по печени, которые у  меня  прошли  в том же первом раунде, заставили его опустить правую руку, и мои боковые левые в голову стали достигать цели… - С Паличем вам вновь пришлось встретиться через два года, на чемпионате Европы в Перми… - Да, там мы сошлись в четвертьфинале, и тот бой получился совсем другим, хотя тоже самым трудным из четырех, проведенных на этом чемпионате, несмотря на то, что закончился моей досрочной победой. В том поединке забавный казус случился во втором раунде. После того, как мое преимущество достигло 15 очков, судьи, по существовавшим тогда правилам, должны  были  остановить бой, но они прозевали этот момент, а когда через мгновение спохватились и дали сигнал об окончании поединка, Палич уже успел нанести один удар и сократить разницу в счете до 14. Но сигнал-то об окончании уже прозвучал. Один из секундантов хорвата то ли от злости, то ли от безысходности швырнул полотенце на ринг.  Сложилась беспрецедентная ситуация: счет позволял хорвату продолжать бой, но, как  быть  с полотенцем на ринге, это узаконенный правилами знак о капитуляции? Похоже, и сами судьи толком не знали, что делать. Они сначала дали команду «Бокс!», а когда мы, успевшие за это время чуть отдохнуть, начали снова рубиться, вновь остановили бой, вспомнив, видимо, о выброшенном полотенце… - На пермском чемпионате Европы, первом прошедшем на территории России после 39-летнего перерыва, вы показали потрясающий результат: четыре боя – четыре досрочные победы, включая нокаут в первом раунде финала против болгарина Бориса Георгиева… - Воспоминания об этом чемпионате одни из самых приятных в моей боксерской биографии, если не самые приятные. И незабываемые в прямом и переносном смысле, благо у  меня   есть  видеозаписи всех боев, проведенных там – смотрю их сейчас, как  увлекательное кино… Следующий европейский чемпионат, состоявшийся в хорватском городе Пула,  я  тоже, кстати, выиграл по похожему сценарию. Четыре боя – досрочно, а в пятом, финальном, мой соперник Игорь Пащук на бой не явился.  Наверное , удовлетворился  олимпийской  путевкой, которые на том чемпионате разыгрывались. К слову, Евгений Макаренко в Пуле тоже выиграл все пять своих поединков досрочно, так что можно сказать, что наша нижневартовская мини-сборная показала на этом чемпионате стопроцентный результат.   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] С Евгением Макаренко[/caption] - Рассказывая о своем первом матче со сборной США, Вы упомянули фамилии знаменитых нынче американских боксеров-профессионалов. Почему сами после окончания любительской карьеры не подались в профи, ведь все специалисты в один голос говорили, что  Александр   Малетин  едва ли ни единственный в составе сборной России боец, чья манера боксирования подходит для профессионального ринга? У вас даже и прозвища  было  соответствующие – «Русский танк», « Т-34», полученные за наступательный бокс, готовность в каждом раунде идти напролом? -  Были  приглашения уйти в профессионалы, и первое, кстати, поступило вскоре после победы в Будапеште. Потом приглашали и в Японию, где в то время  боксировал  первый российский чемпион мира среди профессионалов Юрий Арбачаков. Но  я  всякий раз отказывался, потому что зациклился на  Олимпийских  играх. Очень, как сказал уже выше, хотелось их выиграть! - Пятнадцать лет назад в одном из интервью  я  спросил у вас: вам льстит ваше прозвище «Русский танк»? Вы тогда ответили: « Мне  это безразлично, лишь  бы  не оскорбляли». Неужели на самом деле  было  безразлично? - Тогда, может  быть . Но сейчас  я   бы  так не сказал. Конечно, со временем оно стало  мне  льстить, тем более, узнал, что так же в свое время называли выдающегося советского тяжеловеса, 3-кратного чемпиона Европы, 6-кратного чемпиона СССР, участника  Олимпийских  игр 1960 года Андрея Абрамова. У  меня , к слову, когда-то дома хранилась модель танка Т-34, подаренная  мне  друзьями в начале 90-ых годов. Как символ, по их тогдашним словам, моей неуступчивой манеры боксирования. К сожалению, потом в связи с переездом на новую квартиру, она куда-то затерялась. Но надо, кстати, спросить, у мамы: может  быть , у нее  в каком-нибудь ящике завалялась? В моем домашнем музее спортивных наград этот танк за один рубль шестьдесят копеек советских денег, занял  бы  достойное место. - Судьба давала вам дважды шанс осуществить свою мечту –  выиграть  Олимпийские  игры: в 2000 году в Сиднее и в 2004-ом – в Афинах. Но в итоге удалось завоевать  лишь одну бронзовую медаль. Почему не получилось добиться большего? - В Сиднее после трех выигранных боев (двух – с Патриком Лопесом из Венесуэлы и Селимом Палиани из Турции – с явным преимуществом) проиграл в полуфинале кубинцу Марио Кинделану с разницей в 12 ударов. Проиграл  честно: к судейству никаких претензий нет. Кинделан вообще единственный боксер из тех, с которыми  меня  сводила турнирная судьба, о котором  я  могу прямо сказать: « Он объективно  был  сильнее  меня ».  Я  ничего не мог поделать с его скоростью, прекрасной игровой манерой боксирования –  он не желал драться со  мной  в ринге, а  я  не мог его заставить это делать – просто «не догонял» его.   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] На сборе[/caption]   На чемпионате мира 2001 года в Белфасте также после трех уверенных побед над Селимом Палиани (явное преимущество), Георге Лунгу (30:17) и узбеком Тулкунбаем Тургуновым (явное преимущество) мы снова сошлись в полуфинале, и  я  попробовал поменять привычную  мне  тактику – не идти на него с открытым забралом, а поработать с дистанции. Начал что-то придумывать, экспериментировать, а закончилось это все тем, что в третьем раунде наш бой  был  оставлен, поскольку преимущество Кинделанв в ударах достигло 20 очков… И все-таки считаю, что наш первый бой с Кинделаном, прошедший на упомянутых Играх Доброй воли в Нью-Йорке и где мы  были  друг для друга «темными лошадками»,  я  не проиграл. Очень равным он получился.  Я  вел в счете 5:3 и 6:5, но в итоге судьи отдали предпочтение ему. Там вообще они почему-то очень благосклонно относились к кубинской команде, выигравшей в итоге 6 золотых медалей, то время, как из 24-х российских боксеров, участвовавших в Играх, лишь один Андрей Мишин добрался до высшей ступеньки пьедестала почета. Руководители нашей команды даже протест подавали на предвзятое судейство, но он ни к чему не привел… Что касается боксерского турнира афинской Олимпиады, позволю себе высказать на его счет сугубо личное мнение: на мой взгляд,  там результаты в категории до 64 кг, в которой  я  выступал,  были  прописаны заранее. Такое, к сожалению, в боксе иногда случается. Судьи «тащили» к золотой медали тайского боксера. Это для  меня  стало очевидным после того, как проанализировал результаты жеребьевки и последующие события в ринге. Не знаю, почему именно тайца, но предположу, что  какие-то договоренности  были  достигнуты  между тогдашним президентом АИБА Анвара Чаудри и Федерацией бокса Таиланда во время предшествующего Играм чемпионата мира в Бангкоке. Кстати, там  я  разбил в пух и прах местного бойца, который стал в Афинах  олимпийским  чемпионом. Счет 34: 16 говорит сам за себя: одного точного удара не хватило, чтобы  завершить тот бой досрочно.   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] 2004. Перед отъездом в Афины[/caption] В Афинах  я  проиграл в 1/8 финала французу Вилли Блану. Его, кстати, тоже кое-то называет «злым гением» для  меня , аргументируя это тем, что  я  ему проиграл и в финале чемпионата мира-2003. Но в отличие от Кинделана,  я  с такой характеристикой французского боксера по отношению ко  мне  категорически  не согласен. По той простой причине, что в Бангкоке ему не проиграл. Восемь очков преимущества, которые судьи дали Блану уже в первом раунде – полностью на их совести. Где они их разглядели, трудно сказать. А попробуй отыграй при подобном отношении судей такое отставание! Прекрасно помню, как после этого боя встретил на пути в раздевалку кубинских тренеров.   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] 2004. Олимпийская сборная[/caption] Все они, как по команде, сочувственно пожали плечами, выразив  мне  сочувствие характерной мимикой: они тоже не поняли такого судейского решения.  Конечно,  было  очень обидно, ведь  я  тогда также, как и в Будапеште,  был  в прекрасной форме: из пяти поединков, проведенных до финала, четыре выиграл досрочно и один – с разницей в 18 ударов!.. - Вы  вели счет своим боям? - Вел, но не долго, где-то до 1994 года, а потом бросил это дело   - После  Олимпийских  игр в Афинах вы исчезли из поля зрения болельщиков на долгих полтора года. Многие тогда решили, что  Малетин  закончил с боксом… - Нет, у  меня  даже мыслей таких не  было . Столь долгий перерыв  был  вынужденным:  я  лечился от гепатита, который у  меня  обнаружили  в 2004-ом. Когда с ним  было  покончено, снова приступил к активным тренировкам, начал потихоньку ездить на сборы. Кстати, в этот период,, а точнее в марте 2005-го женился – решили с Натальей узаконить наши отношения, хотя вместе  были  уже давно: жили в гражданском браке – в феврале 2001-го у нас родился сын…   [caption id="" align="aligncenter" width="400"] 2005. Март. Свадьба[/caption] В марте 2007 года  я  выиграл престижный международный турнир «Странджа» в Болгарии. Помню, нам там с Макаренко (который тоже стал победителем в своем весе) вручили  хрустальные кубки, признав  лучшими боксерами турнира в разных номинациях.  Мне , если не ошибаюсь, достался «За волю к победе». Тяжелейшими, блин, оказались – килограмм по семь каждый. Всю обратную дорогу с Женей по этому поводу шутили: дескать, это нам за то, чтобы жизнь медом не казалась… Конечно, этот успех придал дополнительную уверенность, но, увы, через  два месяца в Якутске  состоялся уже упомянутый  мною  чемпионат России, который перечеркнул все надежды вернуть лидирующее место в составе сборной.  Все-таки долгий перерыв,  наверное , сказался… В Якутске, напомню, проиграл в финале Геннадию Ковалеву, который и поехал на чемпионат мира в Чикаго, где разыгрывались путевки на  Олимпийские  игры в Пекин… Последним турниром в моей карьере стал Мемориал Валерия Попенченко, прошедший  в августе 2007-го Москве, который  я  выиграл, проведя там два боя. В финале мой соперник из Монголии не вышел нам ринг. Так что, смело могу говорить, что ушел из активного бокса непобежденным!   [caption id="" align="aligncenter" width="450"] Турнир памяти В. Попенченко /Москва/[/caption]  

  - Что  было  потом? - Работа заместителем директора по общим вопросам  МАОУДОД (муниципального автономного образовательного учреждения дополнительного образования детей) «СДЮСШОР» в родном Нижневартовске, где в свое время сам  боксировал . Занимался, если в двух словах, информационной политикой школы. А осенью 2012 года  был  назначен главным тренером сборных команд ХМАО-Югры по боксу, обязанности которого исполняю и сейчас. Помимо этого, являюсь вице-президентом Федерации бокса ХМАО-Югры. А два года стал также вице-президентом окружной общественной организации «Федерация бокса Югры», которую мы создали вместе с Евгением Макаренко и Сергеем Максимовым с той же целью: развивать югорский  олимпийский  бокс. Помогаем талантливым перспективным ребятам необходимым для занятий инвентарем, зальным оборудованием, финансированием поездок на сборы и соревнования. Откуда берем деньги? В Нижневартовске уже второй год проводится всероссийское первенство ВФСО «Динамо» на призы Евгения Макаренко и  Александра   Малетина .  В том году провели его среди юношей 1998-1999 годов рождения, в этом – среди 15-16-летних. Помимо средств, выделяемых на эти соревнования ВФСО «Динамо» и нашим окружным Департаментом по физической культуры и спорту, получаем от наших друзей спонсорские деньги, остатки которых и идут на помощь перспективным детям, тем, у кого видим огонек в глазах, желание заниматься боксом. Полно ведь таких, не попадающих в сферу государственного финансирования…  

  -  Есть  уже какие-то успехи на посту главного тренера сборных команд округа? - Безусловно. Не далее как в августе нынешнего года Тамерлан Магомедов из Когалыма выиграл в Роттердаме юниорское первенство Европы в весовой категории до 69 кг. Последний раз подобного успеха добивался Максим Коптяков, завоевавший золото на европейском первенстве 2005 года в Таллинне. Финалист чемпионата России 2009 года в категории до 57 кг  Руслан Камилов сегодня является третьим номером национальной сборной страны в этом весе. Поборется еще за место в основном составе сборной и чемпион Европы 2011 года в весе до 75 кг Максим Коптяков.  Возлагаю большие надежды и на финалиста юношеского первенства Европы- 2007 Григория Лизуненко (весовая категория до 64 кг), который в апреле этого года выиграл международный турнир класса «А» в Херсоне.  Есть много перспективных ребят среди юношей…   Бокс сегодня, наряду с биатлоном, является дисциплиной, определяющей спортивное лицо ХМАО, а «визитной карточкой» календаря боксерских соревнований, проводимых в округе, давно стал Кубок мира среди нефтяных стран, который в этом году пройдет в 11-ый раз и в котором в последнее время Югра участвует самостоятельной командой. Сегодня в округе более 40 специализированных залов бокса, в которых занимаются почти пять тысяч человек Все это, конечно, стало возможным, благодаря тому, что мы работаем и развиваемся в тесном сотрудничестве с Департаментом физкультуры и спорта ХМАО, который с августа 2011 года возглавляет  олимпийский  чемпион по биатлону Евгений Леонидович Редькин.  Мы с Макаренко дружим с ним с тех  пор , как сами занимались спортом, принося славу нашему округу –  я  с Макаренко на боксерском ринге, а Редькин– на биатлонных трассах. Так что, у нас полнейшее  взаимопонимание   Такую же постоянную поддержку получаем и со стороны губернатора округа – Натальи Владимировны Комаровой, с приходом которой на этот пост, на треть увеличилось финансирование югорского бокса. Именно благодаря правительству Югры и губернатору, их финансовой поддержке продолжает существовать Кубка нефтяных стран, дающий нашим боксерам возможность, не выезжая за тридевять земель, встречаться на ринге с сильнейшими бойцами мира, поскольку на эти соревнования каждый год отправляют свои команды более десяти стран, диктующих моду в нашем виде спорта. А что еще нужно для популяризации бокса в регионе, развития его? В декабре прошлого года  Наталья Владимировна посетила этот турнир, прошедший на этот раз в Белоярском. Мы встречались с ней на базе, где проживали участники, обсудили многие рабочие вопросы на перспективу, вновь заручились поддержкой. Так что, надеюсь, что будущее у югорского олимпийского бокса надежное. Очень хочется, чтобы кто-то из наших боксеров добился того, что не удалось нам с Евгением Макаренко – стал олимпийским чемпионом. Борис Валиев.  

Читайте другие новости